Я счастлив, что востребован...

Игорь Наджиев, несмотря на молодой возраст, сделал в своей жизни немало. На сегодняшний день он выпустил три альбома (<<Потерянная страна>>, <<Приходи>>, <<Аленький цветок>>), принимал участие и побеждал во многих конкурсах, причем не только в России, но и за границей (третье место на 31 Международном фестивале <<Балтия>> в Швеции.

Но ни о какой <<звездной болезни>> не может быть и речи. Работая в жестких условиях российского шоу-бизнеса, Наджиев не потерял искренности и открытости.

- Я бы хотела начать с самого детства. Какое самое яркое впечатление Вы можете вспомнить из школьной жизни?

- Когда я учился в художественной школе, на моих глазах сверстники топтали мои работы, отобранные на выставку. Это, конечно, был первый шок и первое очень большое разочарование в жизни, когда друзья из зависти топчут твой труд, который оценили даже взрослые. Потом, когда я пришел домой весь в слезах, и мама мне открыла дверь, я услышал от нее: <<В Сикстинскую мадонну тоже плевали>>. Мама родом из села, восемь человек в семье, семь классов образования. Вот насколько была умной и мудрой моя мама, да, собственно говоря, и мой папа, и мой брат, которых уже нет рядом со мной. Но я счастлив, что они у меня были, и что они есть у меня, потому что на сегодняшний день понял одно: смерти нет, а есть огромный-огромный мир, в котором чистая человеческая душа бессмертна. И я знаю, что мои близкие и родные, которые от меня ушли, всегда стоят за моими плечами ангелами-хранителями.

- Когда Вы поняли, что Ваша судьба - быть на сцене, в каком примерно возрасте?

- Хотел быть артистом всю жизнь, как говорится. Когда родился, кричал, визжал так шумно, что мамульке сказали: <<Ну вот, наверное, певцом будет>>. А то, что я на сегодняшний день я делаю, очень часто не поддается каким-то, может быть, нормальным человеческим не то что отношениям, а просто взглядам.

- Но равнодушным все равно никого не оставляет. Я знаю, что Вы три раза бросали музыкальную школу. Но что-то заставляло все-таки возвращаться?

- Что-то вернуло. Бог вернул. Бог дал этот дар, этот голос, эту внешность, это, наверное, обаяние. Так говоришь о себе, будто о ком-то другом. Потому что, порой, честное слово, очень не хочется уже ни писать, ни работать, а заниматься еще чем-то большим, хочется жертвовать собой.

- Мне кажется, что судьба к Вам несправедлива. Так ли это?

- На все воля Божья. Но, собственно говоря, на что мне жаловаться? Я разговариваю с Софией Михайловной Ротару, и она мне позволяет позвонить ей, дает авансом свое согласие патронировать мой тур по Украине. На сегодняшний день я могу позвонить Иосифу Давыдовичу Кобзону, этому великому певцу великой страны. Валерий Яковлевич Леонтьев, выступая на моей Родине, передает привет моим землякам от меня и объявляет меня звездой российской эстрады. А я даже об этом не знаю, мне сообщают об этом зрители. Я счастлив, что востребован не только зрителями, но и коллегами своими, великим артистами. Я счастлив, что Валентина Пономарева предлагает мне позвонить ей, если мне это понадобится, что Марк Минков пишет сейчас для меня песню о России. Если Екатерина Шаврина, с которой мы выступали здесь на <<Музыкальном ринге>>, переживает за меня, как родная мать. Она готова за любое плохое слово, сказанное в мой адрес, не то что возмутиться, она готова всячески доказывать, что это не так. Она переживает за меня, волнуется, любит меня, как сына своего.

Дай Бог здоровья всем, кого я назвал.

Журнал <<Телевик>>, Санкт-Петербург, 1998год.

счетчик посетителей сайта
dating direct.comonline dating services