Интервью для журнала «ПОЧТОВИК УДМУРТИИ» 13.02.2013


Пою для живых…

Вот уже более 20 лет певец Игорь Наджиев радует нас своим творчеством. Хотя с песней он «обвенчался» гораздо раньше. Можно сказать, что он рожден с музыкой в сердце. Музыка рядом с ним всю жизнь, «и в горести и в радости»…

О себе:

- Игорь, расскажите, откуда вы родом…

- Я родился в Астрахани. Все мое детство прошло в этом замечательном городе. Что такое Астрахань в моих детских воспоминаниях? Это арбузы, помидоры, корзины фруктов и черная икра, которую иногда, даже мы, обычные астраханские ребятишки, могли есть ложками! Такого теперь, точно не встретишь…Астрахань — это великий край талантливых людей. Валерия Барсова, семья Максаковых, Эммануил Виторган, Борис Невзоров, Владимир Меньшов, Надежда Бабкина — их детство также связано с этими удивительными местами. А вообще мои корни – далеко от России. Мои бабушка и дедушка по отцовской линии родились и выросли в Иране.

- Правда, что с ними связана красивая романтическая легенда. Можете рассказать о ней?

- Да, о ней мне рассказывали мои родители и немного бабушка, главная героиня этих событий. История её любви и моего деда — под стать трагедии Уильяма Шекспира о Ромео и Джульетте. Пылкий иранский юноша, 16-ти лет от роду, Алеши Мохсум Наджафар Кули-оглы полюбил прекрасную девушку Осандых Ханыш Кызы, которой ещё не исполнилось и 14-ти. Но их семьи, представители двух знатных, княжеских родов Ирана, много лет враждовали друг с другом, и поэтому, влюбленным не суждено было быть вместе. Тогда Мохсум выкрал Осандых, и, спасаясь от кровной мести и вражды своих родственников, бежал вместе с ней в большевистскую Россию. Они обосновались в Астрахани. Там же родился и мой папа. Вот только судьба и время жестоко разлучили влюбленных. В 1938-м году моего дедушку расстреляли, как врага народа. И все его родные, автоматически, превратились в родственников врага народа. Иранская вдова с четырьмя детьми на руках, из которых мой отец в возрасте 8 лет был самым старшим, испытали множество лишений и бед: допросы НКВД, войну, голод, презрение окружающих. Долгое время у моей бабушки не было даже советского паспорта, и она не могла порою сделать элементарное на территории СССР. Папа вспоминал, что жизнь в бедности, полная невзгод и горестей, наложила на нее неизгладимый отпечаток. Так, бывшая иранская княжна, жившая когда-то в роскоши, в зрелом возрасте не могла оставить на столе даже крошки: она собирала их в ладошку и отдавала детям, все до единой! В голодные годы войны, чтобы прокормить детей, бабушка устроилась на работу, где вытряхивали пустые мешки из-под муки. Там она собирала все эти остатки муки вместе с ворсом, пылью и грязью на цементном полу и делала из этого — тесто, а потом лепешки. Папа говорил, что эти лепешки были серыми по цвету, но слаще и вкуснее их — он никогда ничего не ел… Уже, будучи солдатом советской армии, отец написал письмо на имя министра обороны, чтобы как-то облегчить страдания матери. К счастью, все закончилось благополучно: дедушку реабилитировали посмертно, а бабушка получила гражданство.

- Кто были ваши родители и как они повлияли на выбор вашего жизненного пути?

- Я родился в обыкновенной семье простого советского служащего и рабочей. Отец был инженером по снабжению в авторемонтной мастерской. Мама (по происхождению русская, степная казачка, и кстати, тоже дворянского рода) – работала обычным кочегаром на хлебозаводе. Моя мама от природы обладала очень красивым голосом! Видит Бог, если бы не трудные жизненные обстоятельства, она, наверное, смогла бы стать очень известной певицей. Мама вспоминала: «Дурная я в детстве была, ой, дурная…Убегала днем на сельское кладбище, вставала на заросшую могилку и пела, а кресты мне казались зрителями…». После школы мама экстерном сдала экзамены в музыкальное училище им. М.Мусоргского в Астрахани. Но родные обвинили её в том, что она бросила родителей в деревне (в их семье детей было 8 человек и мама была самой младшей). Ни с кем не споря, она забрала документы из училища и вернулась обратно, чтобы помогать моим будущим дедушке с бабушкой. Так навсегда закончилась её мечта о профессиональном пении. Зато спустя время, именно мама, первая увидела во мне музыканта. Когда я позже стал эстрадным певцом, я успел ей сказать: «Ты пела для мертвых, я – пою для живых! И пою я на этой земле твоим голосом, мама!..».

- Вы считаете, что унаследовали жесткий и в то же время романтичный иранский характер?

- Я — жесткий? Конечно, да! Алле (жене) ничего против сказать не могу (иронизирует певец, примеч. авт.). Романтик? Думаю, да. Можно сказать, что я тоже украл мою Аллу! Она ведь не думала, не гадала, что выйдет за меня замуж. Мы с ней долго до этого уже работали вместе и она, всегда, очень много помогала мне в моей артистической деятельности, что в один прекрасный день я сказал ей: «Так, нам пора жениться!». Но она не спешила связывать наши отношения узами брака… Горький опыт отношений с прежними мужчинами заставлял ее проявлять осторожность. Тогда мы решили подать документы на роспись в загс, который находится рядом со Свято-Покровским женским монастырём, где хранятся мощи Святой Праведной Блаженной Матроны Московской. Естественно, перед этим мы зашли туда, а потом уже направились во Дворец бракосочетания, полностью доверив всё происходящее Божьей Воли!.. Был обычный день, но в загсе нас так радушно приняли, что сомнений у нас больше не осталось… Я благодарен судьбе, что встретил Аллу! Мы венчаны перед Богом! Она – мой Ангел-хранитель! Не знаю, чтобы могло со мной произойти, если бы не она… Ведь наша первая встреча пришлась, как раз, на самые неблагоприятные моменты в моей жизни… Это Бог мне ее послал, сказав ей: «Ну-ка быстро беги, там пацан погибает!»


О карьере:

Родители Игоря рано заметили у сына способности к музыке. Мальчику было всего 4 года, когда они отвели его на прослушивание.

- Мой первый педагог Татьяна Дмитриевна послушала меня и сказала: «Однозначно – это музыка! Она может стать его жизнью!..» — вспоминает певец. — Так меня отдали в музыкальную школу. Родители жили небогато, поэтому возникла проблема с покупкой фортепиано. Но папа заявил: «В семье знакомого грузчика пианино купили. Мы чем хуже их? Возьмем инструмент в кредит!»


Так в небольшой однокомнатной «хрущёвке» семьи Наджиевых появилось пианино. Игорь еще не знал букв, не умел ни читать, ни писать, но упрямо перебирал маленькими пальчиками клавиши, с жадностью вслушиваясь в живые звуки инструмента. Он учился в музыкальной школе сектора педагогической практики при Астраханской Государственной консерватории по классу фортепиано. Признается, что три раза бросал музыкальную школу. Но искусство тянуло его обратно. Игорь был эстетически развитым ребенком. Учась одновременно в общеобразовательной, музыкальной и художественной школах, будущий артист ещё успевал посещать и театральную студию при Астраханском Дворце пионеров. Но заканчивая 8 класс, он четко решил для себя, какой дальнейший жизненный путь он выберет.

- В школе нам задали написать сочинение на тему: «Кем вы хотите стать?». В своей работе я рассказал, что хочу стать эстрадным певцом. У всех педагогов мой выбор вызвал недоумение. Тогда, о такой профессии в Советском Союзе, говорить как-то было не принято. Учитель не растерялась, и в моей характеристике отметила: «склонен к музыкальному образованию». Игорь вспоминает, как, после окончания Астраханского музыкального училища по классу хорового дирижирования, для него начался непростой путь на советскую эстраду. - Я благодарю всех, кто когда-либо поддерживал меня, но в особенности, моего большого друга и наставника, поэта Леонида Дербенева. Он часто говорил мне: «Игорь, наступит время, когда ты поднимешься до больших высот, будешь популярен и любим. Только тогда, пожалуйста, вспомни, кто был той первой «волной», которая подняла тебя со дна неизвестности!..» Этой «волной» – был Леонид Дербенёв! Его сейчас нет в живых, но я всегда буду помнить, любить, ценить и восхищаться этим дорогим для меня человеком.


Игорь – личность особенная в шоу-бизнесе. Практически непоявляющийся на телеэкране и в радиоэфирах, он при этом известен, узнаваем и любим своими поклонниками. Некоторые СМИ его называют даже «белой вороной». И действительно, его стиль и манера исполнения, его образ абсолютно не похожи на то, что сейчас делают современные исполнители. Певец похож скорее на какого-то загадочного принца, в чём-то восточного, в чём-то былинно-русского.

- На самом деле я ничего специально не делаю, — признается Игорь. – Я думаю, что это всё просто есть во мне. Это моя натура, сущность если хотите… В Америке меня называли русским Майклом Джексоном. Хотя специально я никакой пластики не делал. Возможно, просто похожи типажи. Когда я работал и жил в США, многочисленные фанаты американской кумира часто кричали мне: «Майкл, Майкл!» И мне, порою, приходилось спасаться от них бегством. Конечно, мне очень приятно, что некоторым поклонникам этого Величайшего Артиста всех времён интересно моё творчество. Но я никогда не осмелюсь сравнивать себя с Ним или заниматься подобными сравнениями кого бы то ни было с кем-то! Майкл Джексон – это мировой музыкальный и сценический эталон, и подражать ему – глупо. Равняться на такого суперпрофессионала, вот это, совсем другое дело!.. Вообще очень часто так бывает, что творческие люди как бы связаны одним пространством. Есть пересечения в идеях, тематике, смыслах. Наверно не случайно, что в моём репертуаре есть песня Майкла Джексона «Литтл Сьюзи», посвященная убитой девочке, но в русском варианте она называется «Святой Валентин» и посвящена убитому мальчику Валентину Константинову. Когда-то мотив этой песни просто запал мне в душу, и я не знал тогда ни её английского текста, ни перевода. Находясь в гастрольном туре в поезде я прочитал статью о зверском убийстве мальчика Валентина Константинова. Его мучителями были мальчишки чуть старше его, которые насиловали его в течение года, а потом жестоко убили, практически распяв. Меня это привело в ужас! Сам собою всплыл в памяти мотив Майкла Джексона и прямо в поезде родилась песня «Святой Валентин»… Меня потом много раз спрашивали, знал ли я перевод песни «Литтл Сьюзи» до этого? Не знал… Недаром говорят, что творческие и родственные души пересекаются. Из стольких мотивов мне почему-то в голову пришёл именно этот.


О почте:

- Бываете ли вы на почте?

- Да, я захожу иногда на почту, чтобы отправить денежные переводы.

- Каково Ваше отношение к почте и ее сотрудникам?

- Почтовые работники очень терпеливые люди. Я всегда восхищаюсь ими, особенно теми, кто начинал трудиться на почте еще в советское время. Им нужно в ноги кланяться, за то, что они остались, что сохранили кадры и сумели взрастить новых профессионалов. В первую очередь нужно поклониться нашему простому почтальону, и сказать ему «спасибо»! Как правило, это женщина, которая на своих плечах несет тяжелую сумку с письмами, журналами и газетами. Проходит в день немалые расстояния, общается со многими людьми и находит со всеми общий язык. Почтальон – это же настоящий психолог, всегда нужно предугадать настроение людей. А что пришлось вынести почтальонам во время войны! Какого гостя ждали в советских семьях в это время больше всего? Почтальона! Хорошо, если он приходил с добрыми вестями, а если он должен был отдать похоронку… Это же надо было подготовиться морально, подобрать нужные слова. А как доставлялась почта нашим бойцам? Почтальонам приходилось пробираться через окопы под свист пуль, видеть погибших и раненых…Памятники нужно ставить таким людям: за одну весточку они готовы были пожертвовать своей собственной жизнью! Нам, жителям России, нужно ценить почтовиков, дорожить ими, делать все возможное, чтобы почтовые отделения преумножались и развивалась. Эта профессия – глубоко социальная, она должна жить! Есть в ней особая трепетность, уникальность. Электронное общение никогда не заменит живое письмо.

- Что бы вы хотели пожелать почтовикам Удмуртии к юбилею?

- Я бы хотел пожелать им процветания! Не секрет, что сейчас у почтовиков непростое положение. Хочется, чтобы они стали более благополучными, счастливыми, чтобы условия труда улучшались с каждым годом, а зарплата росла выше и выше… Мне хотелось бы, чтобы звание почтальона и понятие почта в каждом из нас ассоциировались с радостью, с радостью встречи, с радостью письма, телеграммы, долгожданного перевода. Желаю почтовикам уважения клиентов. Их героический труд заслуживает этого!

- Какой для вас самый запоминающийся подарок?

- Самый ценный подарок для меня в жизни – это любовь зрителя! Я не раз бывал в вашем городе и отметил, что у вас очень благодарная публика! Это самое важное и дорогое, что может быть в жизни у настоящего артиста! А в предыдущий раз я был в Ижевске на концерте памяти божественной и несравненной Анны Герман. Нас тогда так тепло встречали!.. И теперь, мне снова, очень приятно петь для ижевчан.

Беседовала Надежда Шоркина, 13.02.2013 г.

счетчик посетителей сайта
dating direct.comonline dating services