Игорь Наджиев 20 лет спустя

«Певцов много - артистов мало», - любила повторять Эдит Пиаф. Его называют суперзвездой вопреки шоу-бизнесу. Он не просто талантливый человек, он - большой артист, он - выше эстрады, он - над ней! А этого не прощают... Так уж получилось, что «Вечерняя Москва» оказалась самой первой газетой в Москве, опубликовавшей в 1992 году статью об Игоре Наджиеве. В том же году по опросам хит-парада «Вечeрки» Игорь Наджиев был назван открытием года! До сих пор этот экземпляр газеты и врученный тогда диплом бережно хранятся у артиста. И в день Третьего фестиваля московской прессы, традиционно прошедшего 12 июня на Поклонной горе, Игорь Наджиев дал нашей газете эксклюзивное интервью.

- Игорь, вы довольно часто выступаете в больших сборных концертах, но при этом почему-то совершенно не даeте сольников в Москве, вас крайне редко можно увидеть на телевидении. С чем это связано?

- Вы не правы. Я каждый год даю в Москве сольный концерт. Другой вопрос, что при отсутствии должной рекламы далеко не все знают об этих концертах. У меня нет спонсора, а потому я не могу тратить колоссальные средства на рекламную кампанию концерта или на телевизионный пиар, о котором вы упомянули. Ведь ни для кого не секрет, что так называемая засветка на ТВ стоит очень дорого. На халяву показывают лишь «семью» (Пугачева, Орбакайте, Киркоров. - Прим. автора) да проекты или друзей Игоря Крутого, у которого собственный телевизионный канал «МузТВ».

- Помимо своей концертной деятельности, насколько мне известно, вы давно и плодотворно сотрудничаете с кинематографом.

- Естественно, запись песни «Наша честь» к кинофильму «Мушкетеры. 20 лет спустя» - не единственный мой кинематографический опыт, но людям почему-то запомнилось именно это.... В качестве актера я снимался в телесериале «Русские амазонки» и в кинофильме «Слова и музыка». Это ремейк французского фильма 20-летней давности.

- Я знаю, в этом году вы празднуете 20-летие своей творческой деятельности...

- Это правда. В настоящий момент полным ходом идeт подготовка к выпуску сборника моих лучших песен за 20 лет творчества и репетиции концертной программы «20 лет спустя...» совместно с моим музыкальным коллективом «Почерк» под руководством Виктора Греметчука. Я мечтаю сделать юбилейную программу в концертном зале храма Христа Спасителя, однако не знаю - осуществится ли это. Для аренды такой площадки опять-таки требуется спонсор.

- А как обстоят дела с новым альбомом?

- Мой последний альбом «Моя судьба в Твоих руках», пятый по счету, был издан в прошлом году. Так что новый пока в процессе записи. Да и вообще, обо всем, что касается моих пластинок, лучше спрашивать у продюсера Василия Козлова. Он помог мне издать два последних альбома и сейчас занимается сборником моих лучших песен. Более того, он даже вынашивает планы выпустить альбом с моими ранними, до сих пор не изданными песнями. Так что все вопросы, касающиеся альбомов, лучше адресовать ему.

- За последнее время вы изменили свой имидж. Помнится, вы произвели в нашей стране настоящий фурор, появившись на экранах с раскрашенным лицом, как у группы «Kiss». Куда пропал этот имидж и как он вообще появился?

- Один раз я нечаянно измазался гуталином - чистил себе сапоги. Волосы мои были распущены, а губы стали черными. Тут мне и пришла в голову мысль: «Интересно смотрится...» После чего мою задумку усовершенствовала моя теперь уже бывшая супруга Ольга - это она разработала тот самый знаменитый body art моего лица. Что касается вопроса, куда подевался этот имидж... Он никуда не подевался. Просто выступать с раскрашенным лицом на сцене долго невозможно - грим течет. Поэтому этот образ я использую исключительно при телевизионных съемках.

- Этот образ несколько мистический и таинственный. Вы говорили в одном из интервью, что артист - это тайна...

- Любой настоящий артист должен к этому стремиться. Конечно, мы создаем тот мир, ту сказку, в которую приглашаем всех. И в то же время мы показываем, что этот мир - бездонный как Вселенная. Творец земной повторяет путь Творца Небесного - каждый несет свой крест... Он создал мир для нас, а мы пытаемся создать в этом мире свой мир. Не потому ли жизни всех больших художников так напоминают Голгофу? За успехом и признанием следует распятие. Как правило, людей талантливых и прогрессивных современники не понимают. Потом время и Бог расставляют все на места. Им начинают поклоняться и говорить: «Какие же они были великие!» Но это уже после смерти. Мы все в искусстве в определенном смысле повторяем путь Христа.

- Игорь, вы человек верующий. А не было желания оставить песни и посвятить себя Богу?

- А кто же тогда петь будет? Только наша «Фабрика звезд»? Когда-то замечательная певица Ольга Кормухина уговорила меня съездить к старцу, отцу Николаю Гурьянову, на остров Залито, где я смог получить долгожданные ответы на свои вопросы. И отец Николай благословил меня: «Пой, но только всегда будь с Богом!..» Я все время прошу: «Господи! Помоги мне стать мудрее, стать лучше и научи меня служить своей земле, своему народу!» Я должен петь и, оставаясь певцом, обязан делать все возможное для того чтобы все мои поклонники и друзья пришли к Богу... Человека невозможно насильно привести в Храм, но можно показать ему дорогу к Храму... А после очередной партии мальчиков и девочек с «Фабрики звезд», когда впервые появившихся на телеэкране людей называют «звездами», сердце мое охватывает тревога: куда же мы катимся? Ведь «звезда» - это понятие Артиста с большой буквы, проверенное временем и зрителем. Вертинский, Высоцкий, Визбор, Окуджава, Тальков, Цой, Пугачева, Леонтьев - вот это звезды!.. Как-то я был в небольшом городке на гастролях. Гостиница была убогая, достаточно сказать, что перед концертом я не мог даже побриться - не было воды. Мне пришлось ходить из номера в номер и спрашивать: «У вас водички не осталось? Может, у кого-то в графинчике есть? Через два часа сольный концерт - помогите...» И тут я невольно вспомнил «Фабрику звезд» и подумал: «А вот бы их всех поместить в подобные условия... Смогли бы они стать «звездами» не в тепличном климате, специально созданном для них, а в реальных условиях жизни в провинции. Так, как приходится работать большинству российских артистов».

- Вас называют певцом любви! После ваших концертов многие люди говорят о неиссякаемом потоке тепла, который идeт со сцены в зрительный зал. Вы завораживаете людей и покоряете их сердца...

- Потому что пою сердцем... Я горжусь тем, что в свое время великий русский поэт Леонид Дербенев научил меня трепетно относиться к каждому слову, звучащему на сцене! Вся наша жизнь - это подвиг любви! Я служу своему зрителю и дарю ему свою любовь всем своим творчеством, всей своей жизнью. А зритель отвечает мне взаимностью, за что ему низкий поклон...

- Я знаю, вы надолго уезжали в Лас-Вегас и планировали даже остаться в США навсегда...

- Человек предполагает, а Бог располагает.... Не так уж и долго я там прожил - всего полгода. В Лас-Вегас я ездил в составе шоу «Nebulae», в котором, помимо меня, участвовали сестры Зайцевы и Сергей Избаш. В американской прессе меня прозвали этаким русским Майклом Джексоном с гримом участников группы «Kiss», поющим томно-лирические композиции в стиле Хулио Иглесиаса и напоминающим своими выступлениями раннего Элвиса Пресли... Такой винегрет я даже сам себе не мог представить. И поэтому говорил на пресс-конференциях, что до «Kiss» на Руси всегда были скоморохи, которые красились похлеще «Kiss», а до Фредди Меркури был Александр Вертинский, который на своем лице рисовал очень многое...

- По сути, они имели в виду, что вы совместили самое лучшее в имидже предыдущих талантливых исполнителей... И в Америке вы написали цикл песен, пронизанных ностальгией. Неужели так тянуло на Родину?

- Не то слово! Тоска была безумная. Я даже представить не мог, что можно возненавидеть Лас-Вегас! Там все чужое: воздух чужой, люди чужие... Я видел на своих концертах американцев, китайцев, японцев... А хотелось петь для своих!

- Ваше увлечение поэзией шло параллельно с музыкой?

- Да. Первые мои черновики со стихами появились, когда мне было 12-16 лет. Анна Ахматова сказала как-то, что настоящим поэтам нужно бояться своих стихов, потому что они сбываются. Получилось так, что я предсказал свою судьбу. Мало того, я предсказал в стихах и смерть брата, который повесился в 1992 году. Мне страшно от многих своих собственных стихов, которые были написаны в детстве.
По сути, вся моя жизнь - сплошные знаки. Я их просто уже читаю. Моя мама умерла в день своего рождения - 14 июня. Она все время говорила: «Сыночек, все, что у тебя в жизни хорошее, - это моими молитвами...» А папа умер 14 сентября... В день убийства Игоря Талькова я записывал в студии свой самый знаменитый хит на стихи Сергея Есенина «Ну, целуй!» Мне позвонили во время записи и сообщили об этом несчастье. А спустя почти 14 лет я знакомлюсь с его сыном, Игорем Тальковым-младшим, и мы записываем дуэтом песню отца «Этот мир». В свою очередь, я знакомлю Талькова-младшего с продюсером Василием Козловым, который выпускает молодому артисту дебютный альбом, с изданием которого были какие-то сложности. Ничего случайного не бывает.

- Я смотрю, вы работаете с Василием Козловым очень продуктивно...

- Не только работаем, но и дружим. Причем уже лет шесть. Василий выпускает альбомы не только мне, но и многим другим популярным исполнителям. Например, Геннадию Богданову и группе «Русские», экс-вокалисту ВИА «Лейся, песня» Владимиру Михайлову, миссис Москва-99 Елене Бонд, выпустил концертный DVD Александру Серову. Я сейчас всех и не вспомню. Я очень благодарен Василию за то, что он меня познакомил с замечательным шоу-дуэтом «Две Алены», с которым я в последнее время работаю на сцене. Две очень талантливые девушки-тeзки привнесли в мою сценическую жизнь новую струю. Они и поют, и танцуют. И все это делают очень зажигательно!

- Насколько мне известно, ваш официальный сайт www.nadjiev.ru вам подарили фанаты... Вас морально поддерживают почитатели?

- Это, собственно говоря, то, чем я живу. Бывают ситуации, когда опускаются руки... Но все чаще приходит ощущение - ты живешь не напрасно, ты помогаешь людям. Одна женщина из Питера рассказывала, что была в ее жизни ситуация, при которой ей хотелось наложить на себя руки. И кассета с моими песнями остановила ее. Откровенно говоря, я не собираюсь нравиться или не нравиться зрителям и слушателям. Главное, чтобы они меня услышали. Те, кто захочет меня понять, - поймут. А те, кто не захочет, - не надо. Счастье для любого артиста, если после его смерти хотя бы один незнакомый ему при жизни человек принесет на могилу цветы. И тогда можно считать, что ты выполнил свою миссию на земле. Нужно успеть сделать что-то хорошее сейчас...

Рустам НЕЗАМЕТДИНОВ
© ЗАО ″Концерн ″Вечерняя Москва″ от 29 июня 2005 года (среда).

счетчик посетителей сайта
dating direct.comonline dating services